Головна СТАТЬИ Гомеопатия - наномедицина.
Гомеопатия - наномедицина.

О.П.Мощич

НМАПО имени П.Л. Шупика, ГФЦ МЗ Украины

Последние годы нашего чрезвычайно ускоренного текущего жизни мировая общественность стала широко употреблять термин «нанотехнологии», «наномедицина» и им подобные. Этот термин, появившийся в отечественной литературе не более, чем 2 года назад стал сегодня чрезвычайно популярным, собственно, как и в мировой научной литературе. Уже выпущены монографии, статьи, даже защищенные диссертационные работы, а ученые и руководители высшего ранга предсказывают внедрение нанотехнологий практически во все сферы человеческой деятельности, в том числе перевод на нанотехнологии почти 80% всех лекарственных средств в мире в ближайшее время. На изучение и внедрение нанотехнологий правительствами и частными лицами выделяются в мире сотни миллиарды долларов, пожалуй наибольшие суммы из официально задекларированных большинством государств старого и нового мира. Нанотехнологиям прогнозируется роль едва ли не самого открытия XXI века.

Термин «нанотехнология» (с греческого: nanos - карлик, гном, techno - мастерство, logos - наука, система знаний) предложен японским ученым Норио Танигучи в 1974 г. в докладе «О концептуальных основах нанотехнологий» на международной конференции «International Conferenceon Precision Engineering »(Taniguchi N., 1974) и касается объектов размерами 10-9 метра (от 1 до 100 нм). Вместе с тем первый прямым указанием на необходимость начинать научно-практические исследования в масштабе наноразмеров считается лекция американского физика лауреата Нобелевской премии Ричарда Фейнмана, прочитанная им в декабре 1959 г. на ежегодном заседании американского физического общества: «Есть избыток места на дне - приглашение войти в новый раздел физики »(There is plenty of room at the bottom: an invitation to enter a new field of physics).

Только в 1980 - х годах начались первые исследования и начали появляться первые научные публикации по теме «нанотехнологий».

Специалисты государственной программы США «Национальная нанотехнологическая инициатива», созданной в 2000 году, приводят следующее определение нанотехнологий: «Нанотехнология - это исследование и технологические разработки на атомном, молекулярном или макромолекулярном уровнях в шкале размеров примерно от 1 до 100 нм, проводимые для получения фундаментальных знаний о природе явлений и свойств различных материалов в наношкали, а также для создания и использования структур, приборов и систем, приобретают новые качества благодаря своим маленьким размерам. Нанотехнологические исследования и разработки включают контролируемые манипуляции с наноразмерными структурами, их интеграцию в более крупные компоненты, системы и архитектуры ».

Наш соотечественник академик Б.А. Мовчан дает такое определение нанотехнологий: «Нанотехнология - совокупность научных знаний, способов и средств регулируемого сборки (синтеза) из отдельных атомов и молекул различных веществ, материалов и изделий с линейным размером элементов структуры до 100 нм (1 нм = 10-9 м, 1 нм = 10А) ». На сегодня по данным Интернета, количество публикаций с наномедицины составляет превосходит 700 работ, первая из которых относится к 1999 году.

Выступая в Конгрессе с докладом о развитии исследований в области нанотехнологий в 2000 году Президент США Б. Клинтон отметил: «Я выделяю 500 миллионов долларов в этом финансовом году на государственную нанотехнологическую инициативу. Предлагаемая программа рассчитана как минимум на двадцать лет и обещает привести к важным практическим результатам ». Одним из трех важнейших направлений исследований в области нанотехнологий президент США выделил: «Разработка принципиально новых препаратов профилактики и лечения злокачественных опухолей, материалов для защиты окружающей среды, технологий очистки воды, воздуха».

В Украине в совместной научной лаборатории электронно-лучевой нанотехнологии неорганических материалов для медицины Института электросварки им. Е.А. Патона и Национального медицинского университета имени А.А. Богомольца разработана технология получения наночастиц оксида железа, на которой фиксируется противоопухолевый препарат с возможностью доставки такого композита к пораженному раковым процессом органа, а также наночастицы оксидов меди и оксидов серебра, проявляют более выраженное противомикробное действие, чем обычные оксиды металлов [5].

Насколько «нанотехнологии» является новой страницей в развитии человечества, развития медицины, действительно ли это что-то совершенно новое, возможно новый взгляд на уже давно открыты и предложены к применению технологии, использующие сверхмалые величины различных веществ, уменьшение размеров и свойств которых по специальным методикам усиливала их «биологическую активность» - способность корректирующего «лечебного» воздействия на биологические объекты; связь «нанотехнологий» с прошлым?

Почти 250 лет назад в Германии профессор Лейпцигского Университета химик, фармакологов, врачей Христиан Фридрих Самуэль Ганеман (1755-1843) основал новое направление медицинской науки и практики "Гомеопатию» - отрасль медицины сверхмалых доз (по поводу действенности влияния которых на организм человека или животного возникало больше скепсиса ранее, а кое-где и сейчас у представителей руководства многих медицинских и немедицинских направлений науки), теперь признанной всей научной общественностью мира, как наиболее перспективное направление прогресса технологий, названный новейшим термином «наномедицина».

В конце 80-х годов XX века в Институте теоретической физики АН Украины на протяжении многих лет проводились научные международные форумы наивысшего профессионального уровня «Свойства жидкостей малых объемов», где докладывались материалы из разных стран учеными физиками, фармакологами, теоретиками, врачами-практиками о теоретические и практические основы действия сверхмалых доз (за границей числа Авагадро), технологию изготовления, изучение свойств которых и методологию применения в медицинской практике предложил С.Ганемана, назвав ее «гомеопатией». Опыт применения таких изготовленных по специальной авторской методике сверхмалых доз лекарственных средств, которые описаны в первой в мире Фармакопеи Вильмар Швабе (Фармакопея гомеопатика полиглотта) еще в 19 веке, насчитывает более 200 лет и сегодня такие лекарства имеют признан официальный статус, утвержденный Европейской ГФ, Британской, Германской, Французской, Американской и другими фармакопея, включая и украинскую государственной фармакопеей и представлены на фармацевтическом рынке большинства стран мира. Заводы, производящие гомеопатические лекарственные средства (ГЛС) в большинстве стран Европы, Америки, Индии, других стран отвечают современным международным стандартам и требованиям к подобным производств, высокая эффективность применения которых в медицинской практике подтверждена сотнями клинических исследований (включая многоцентровых рондомизованих, плацебо международных исследований) и публикаций, официальная регистрация которых практически во всех странах ЕС, Восточной Европы (включая в Украине) и опыт клиницистов всех направлений: терапевтов, семейных врачей, педиатров, узкопрофильных специалистов, как неврологов, аллергологов, гинекологов, дерматологов, гастроэнтерологов и других, медиков - ветеринаров стран Старого и Нового Света подтверждают их высокую эффективность, доступность, безвредность, витсутнисть нозологических и возрастных противопоказаний, возможность комплексного применения в терапии различных патологических состояний рядом с фармакотерапевтических средствами и другими средствами и методами лечения с целью повышения эффективности и уменьшения побочных эффектов, аллергических реакций.


В гомеопатии используются вещества в таких количествах, когда можно установить содержание в долях грамма (например низкое разведение: 3D - 0,0001), а также высокие разведения, в которых при подсчете нельзя обнаружить молекулы, поскольку содержание вещества меньше массы одной молекулы. Число молекул в 1 моль любого вещества соответствует 6,00253-10-23 (число Авогадро). За пределами 12С или 24D разведенных (в гомеопатии используются десятичная - «X» и сотенная - «С» шкала разведений) молекул быть не должно. Поэтому говорить о дозах в таком растворе можно лишь условно. С. Ганеман установил, что в процессе потенцирования по мере уменьшения количества вещества действие лекарств претерпевает изменения: сначала оно вызывает патологические симптомы (большая доза), затем, при дальнейшем разведении, наступает момент, когда оказывается воздействие вещества (немая фаза), в дальнейшем она начинает проявлять лечебный эффект (малая доза). Аналогичные результаты получили ряд гомеопатов в экспериментах на биологических объектах: Kolisko, W. Pelican и Boiron (H. Coulter.

Фазность в реагировании на различные дозы раздражителей была установлена ​​Л. X. Гаркави, М. В. Уколовым, Е. В. Квакин, которые обнаружили десять уровней реагирования организма в зависимости от дозы.
В физиологии и фармакологии давно известно, что большие и малые дозы оказывают противоположное влияние на организм. Н. П. Кравков в опыте с адреналином показал противоположное влияние больших и малых доз. Вводя в изолированную вену уха кролика раствор адреналина в разведении 10-6, автор получил классический эффект - спазм сосудов. При последующих разведениях эффекта не наблюдалось. А при разведении до 10-33 наблюдался парадоксальный эффект: расширение сосудов. Аналогичные механизмы действия выявил И. П. Павлов в работах с кофеином.
Малые дозы, слабые раздражители нередко положительно влияют на организм. Л. X. Гаркави, А. В. Квакина и М. В. Уколова показали, что слабые раздражения оказывают на организм эффект «тренировки».
П. В. Симонов установил, что субминимальние дозы веществ вызывают торможение, которое он назвал превентивной, имеет выраженные защитные свойства. Так, субминимальние дозы кофеина продлевают жизнь белых мышей в условиях кислородного голодания. Большая доза кофеина в фазе возбуждения не имеет этого действия, а в фазе торможения сокращает жизнь белых мышей. Автор пишет: «По всей вероятности, свойствами вызывать эффекты, противоположные действия средних доз, обладающих субмини-минимальные дозы многих лекарственных веществ». П. В. Симонов считает, что именно это свойство «эмпирически используют гомеопаты в тех случаях, когда они получают достоверный терапевтический эффект».
Наибольшие разногласия даже в среде гомеопатов вызывает применение высоких разведений, в которых теоретически можно обнаружить даже молекулы действующего вещества. Исследование некоторых ученых показали, что и растворы высоких разведений обладают биологическим эффектом. Известный ботаник К.Негели (1812-1891) в опытах с рядом нерастворимых металлов (медь, свинец, серебро и т. п.) показал, что эти металлы в дозах, нельзя обнаружить химическим образом, влияют на живые клетки (спирогира) . Это была первая экспериментальная работа, которая показывает эффективность доз, которые не могут быть определены химически. В 1923 г. Kolisko (цит. по М. Coulter) замачивали зерна пшеницы в растворах до 10-30 таких веществ, как сульфат железа, трехокись сурьмы и др.. Она обнаружила, что рост растений увеличивалась под влиянием более низких разведений, затем тормозился более высокими разведениями и снова стимулировался еще более высокими разведениями. В начале 30-х годов В. М. Персон обнаружил влияние хлорида ртути в разведениях до 10-120 на ферментацию крахмала амилазой слюны и на лизис фибрина пепсином и трипсина и получил достоверные результаты.
В 1954 г. W. Boyd в Эдинбурге воспроизвел эти эксперименты с хлоридом ртути в разведениях 10-61. В таком бы ¬ ния хлорид ртути влияет на скорость гидролиза крахмала диастазы. Скорость гидролиза измерены колориметрическим с помощью прибора для измерения растворимости газов в жидкостях. Результаты показали биологический разброс, по ¬ этому была проведена статистическая обработка. Данные оказались достоверны (P ≤ 0,001).
В 1982 г. Г. М. Шангин-Березовский, В. Я. Адамов, А. Р. Рихлецкая и С. А. Молоскин, используя дозы химических мутагенов (нитрозодиметилмочевину) при обработке семян, проделали ряд экспериментов с разведением, которые ¬ исключают нахождения в растворе даже единичных молекул, и обнаружили, что эти растворы обладают биологической активностью. Этот эффект наблюдался при выращивании семян, клубней растения ахименес, на семенах томатов и ели, в куриных фибробластах, в яйцах мухи дрозофилы и других биологических объектах. Авторы пришли к выводу, что мутаген «имеет способность переводить воду в биологически активную форму и эта вода оказывается медиатором стимулирующего действия микродозы мутагенное». Они наблюдали массовый характер указанных эффектов стимуляции. Кроме того, оказалось, что «эта стимуляция при действии малых доз супермутагены оказывается фактически нормализацией роста и развития», то есть в больших (высоких) разведениях имеют положительное воздействие на биологические объекты. При этом применялись разведения до 10-30. Авторы пытались объяснить сущность процессов, происходящих в биологических объектах. «В свете полученных данных становится очевидным, что супермутагены может действовать на биологические структуры как непосредственно, так и через конверсию воды (а в клетке, вероятно, и воды цитоплазмы)».
С. А. Молоскин при воздействии на куриные яйца нитрозодиметилмочевиною дозами до 10-20 получил на 24,6% яиц больше, чем в контроле. Он сделал вывод, что под воздействием малых доз супермутагены меняется в «своеобразно активную форму вода». Эти работы показали, что высокие разведения супермутагены имеют четкий влияние на биологические объекты и положительную, нормализующее действие.
В 1988 г. большой резонанс в мире вызвала работа французского биолога J. Benveniste и соавторов. J. Benveniste, изучая дегрануляцию сенсибилизированных базофильных гранулоцитов под влиянием антисыворотки против иммуноглобулина Е, использовал ее последовательные разведения. Доведя разведения до 10-120, т.е. значительно ниже числа Авогадро, он получил тот же эффект дегрануляции, как при неразведенных растворах. Автор предположил, что носителем информации при последовательных разведениях служит вода. Он отметил, что активное перемешивание (встряхивание) усиливает действенность растворов.
Эффект, полученный J. Benveniste при разведениях, отвечал клиническим наблюдениям гомеопатов. Эффект дегрануляции уменьшался, увеличивался или не наблюдался в меру разведенных, то есть он был немонотонный, нелинейный. Нелли линейности, багатофазнисть эффектов под влиянием слабых внешних воздействий наблюдал и описал в 1955 г. С. Е. Шноль.
В 1988 г. была опубликована работа В. А. Пеккеля и А. 3. Киркеля «Необычное ингибирование активности моиоаминооксидазы, индуцируемое хлоргилином». Было известно, что хлоргилин ингибирует активность моноаминооксидазы в соотношении 1:1. Авторы установили, что эффект ивгибирования может наблюдаться при значительно меньших количествах хлоргилина (в концентрации 10-10 и ниже). Оказалось, что ингибирующим потенциалом обладают даже те растворы в ряду разведений хлоргилина, которые не содержат самого хлоргилина. Авторы предположили, что эффект при концентрации хлоргилина 10-10 и ниже обеспечивается не хлоргилином как таковым, а теми изменениями растворителя, возникающих в его растворах, и в растворах хлоргилина образуется новый «гипотетический ингибитор», который влияет, подобно хлоргилину. Авторы исследовали действие хлоргилина на моноаминооксидазы плаценты человека и обнаружили, что в растворах хлоргилина появляется «дополнительный потенциал», со способностью к самовоспроизведению и сохраняется постоянным при разведениях основного вещества в концентрации 10-23.
В 1957 г. С. Е. Шноль, М. И. Кондрашова и X. Ф. Шольц обнаружили, что «в ответ на достаточно слабые воздействия белок резко неоднозначно меняет свои свойства - способность связывать аминокислоту или ферментативную активность».
Ряд вышеуказанных авторов установили биологическую активность малых доз, т.е. высоких разведений. Они высказали мнение, что вода является носителем информации, передаваемой от первично растворенного в предыдущих растворах вещества (Г. Н. Шангин-Березовский, С. А. Молоскин, О. Р. Рихлецкая, J. Benveniste). Г. М. Шангин-Березовский и соавторы высказали предположение о том, что те же изменения воды, происходящих в растворах при потенцировании, могут происходить и в воде организма под воздействием лекарств, передача информации может происходить от одной порции воды в другой.

С. Е. Шноль в работе «О самопроизвольных переходах молекул актомиозином в растворе из одного состояния в другое» писал, что «порция белка, фиксированной АТФ, может служить затравкой, определяющим тип фиксации других порций белка». Аналогичный механизм может сопровождать изменения воды организма при контакте с растворителем гомеопатических лекарств.
С. Е. Шноль, М. М. Кондрашова и X. Ф. Шольц, обсуждая влияние слабых воздействий, предположили, что «состояние белковых молекул меняется - молекула переходит на другой, но энергетически близок, почти диэлектрический уровень, связанный с изменением конфигурации молекулы. Слегка измененная конфигурация молекулы ведет к изменению ее способности к агрегации. Различная степень агрегации и связанная с этим различная величина поверхности обуславливают разные функциональные свойства ».
Реакция организма на малые дозы лекарственных веществ может объясняться готовностью организма к ней. В клинике приходится наблюдать, что больной организм более чувствителен к лекарствам, чем здоровый.