Головна ЛЕЧЕНИЕ Социальная гомеопатия
Социальная гомеопатия

И.В. Хасанова, Украина, г. Киев Вестник Гомеопатической медицины

"Гомеопатия - это терапия личности,
основанная на индивидуальном
восприятии пациента".
"Гомеопат во всех обстоятельствах
должен мыслить гомеопатически".
Т.Д. Попова

1.Парадоксы бизнеса
Одна моя знакомая, молодая бизнес-леди, при встрече посетовала на то, что ей не везёт в бизнесе. Причину своего невезения она видела в собственном "необъяснимом поведении". Всякий раз, основательно готовясь к заключению договоров с партнерами и просчитывая наперед все возможные варианты, она шла на ведение переговоров только тогда, когда окончательно убеждалась в их выгоде и безопасности.
Однако когда дело доходило до непосредственного подписания контракта, она вдруг неожиданно меняла решение, обвиняя партнёров в нечестности. Подобные ситуации неоднократно повторялись, и, в итоге, за моей знакомой укрепилась слава скандалистки. Это очень мешало бизнесу, так как найти надёжных партнёров после серии скандалов было нелегко. Она не могла найти разумное объяснение своим поступкам. Ей казалось, будто внутренний голос заставляет ее идти наперекор намеченной цели.
Деловая жизнь молодой женщины буквально на глазах стала меняться к лучшему благодаря приему Anacardium 200CH (два раза в неделю). Это лекарство устранило раздвоение воли и связанное с этим желание обвинять и скандалить.
Решить выбор в пользу Anacardium мне помогло знание некоторых фактов из её биографии, в которых сквозила жестокость. Моя знакомая всегда презрительно высказывалась о бывшем муже, проживающем с ней в одной квартире. Она с большим удовольствием демонстрировала ему своих новых поклонников и при всяком удобном случае любила подчеркнуть, что зарабатывает гораздо больше него. Мне вспомнилась также её красавица кошка, котят которой она ежегодно топит в Днепре, даже не пытаясь их куда-нибудь пристроить.
Хорошо известно, что все симптомы Anacardium облегчаются во время еды. Для такого человека важно никогда не быть голодным, поэтому я посоветовала своей знакомой переносить подписание деловых контрактов на послеобеденное время и заблаговременно заказывать в офис пиццу.

2. Болеть туберкулёзом стыдно?(Семейная тайна)
Пациентка пришла на приём в сопровождении мужа. Супруг поверил в гомеопатический метод после быстро наступившего облегчения артритных болей и на этот раз захотел полечить жену. Приятная в общении, немолодая тучная женщина с красивой сединой жаловалась на боли в желудке, которые заметно усилились после недавно проведенного курса базисной противоязвенной терапии по поводу эрозивного гастродуоденита.
К моменту нашей встречи пациентка прекратила прием всех аллопатических лекарств и возложила надежды на гомеопатию. Она сказала, что ей очень трудно соблюдать диету, поскольку никогда не страдала отсутствием аппетита и была не очень переборчивой в еде, хотя любила полакомиться жареной свининой, копченостями, молоком. Теперь же всякий прием пищи вызывал у нее боли и тяжесть в желудке. Женщина была зябкой и в последнее время стала часто болеть простудами, после которых ее долго не покидали слабость и потливость. В присутствии мужа она не упомянула о перенесенном в детстве туберкулёзе легких и лишь сказала, что росла худой, болезненной девочкой, подверженной частым бронхитам и пневмониям.
Не имея информации о "туберкулезном прошлом" пациентки, я все же назначила ей редкие приемы Tuberculinum 200.
Лицо пациентки выражало умиление, когда она рассказывала о том, как, будучи женой военнослужащего, часто переезжала с места на место. При этом она настолько красочно описала красоты Байкала, словно вернулась оттуда вчера. Женщину очень огорчало, что сейчас она не может позволить себе путешествовать. Первый прием Tuberculinum вызвал у нее приступообразный кашель.
На повторной консультации, состоявшейся спустя десять дней, пациентка сказала: "Первые три дня я кашляла 24 часа в сутки!". При этом она с радостью отметила, что ее совершенно перестал беспокоить желудок: "Доктор, теперь у меня ничего не болит, я могу есть все, что пожелаю. Извините, в прошлый раз я не смогла рассказать вам о том, что в детстве болела туберкулёзом лёгких. Мой муж ничего не знает об этом. И еще: моя старшая сестра умерла от туберкулеза”. Пациентка осталась очень довольна гомеопатическим лечением, несмотря на то, что ей пришлось пережить обострение в виде мучительного кашля.

3. Выведение из запоя
Однажды мне удалось улучшить семейную обстановку в доме моей подруги, отец которой страдает хроническим алкоголизмом. Подруга зашла ко мне в гости и поделилась наболевшим. Тема для разговора была весьма "неуютной", но она сама захотела об этом рассказать. Я стала внимательно слушать, лишь изредка задавая осторожные вопросы.
Ее отец - высокий, голубоглазый, светловолосый мужчина, сохранивший, несмотря на пенсионный возраст, стройную фигуру - находясь в очередном запое, начинает третировать мать. Подруга опасается оставлять мать наедине с отцом, поскольку раньше случались побои, однако вынуждена ходить на работу, постоянно переживая за то, что происходит дома в ее отсутствие. Сейчас побоев как будто бы нет, по большей части - угрозы и издевательства, но обстановка дома остается невыносимой.
Отец пьет смолоду, в состоянии опьянения всегда стремился унизить мать, которая очень боялась его, но терпела. Когда за мать заступалась дочь, он тушевался перед нею. При вмешательстве участкового убегал из дома. Однажды он прошел принудительное лечение, но это дало лишь временный результат.
В настоящее время запои участились, отец прогуливает работу и ежедневно пьет. Он всегда пьет сам, в одиночку. Сам покупает водку, прячет ее под подушку, засыпает вместе с бутылкой, а, просыпаясь, отхлебывает из нее маленькими глоточками.
На вопрос о том, чем отец болел раньше, подруга ответила: "Ничем, только хроническим алкоголизмом". Я попыталась выяснить, бывали ли у него изжоги, запоры, но она раздраженно ответила: "Нет".
Регулярное опорожнение кишечника отца ранним утром будит мою подругу лучше всякого будильника, когда он, проходя мимо ее комнаты, направляется в уборную.
На вопрос, какие болезни ей известны в роду, моя подруга ответила, что плохо знает отцовский род. Отец был младшим, шестым по счету ребенком в семье; в настоящее время с родными сестрами практически не общается. Дедушка также страдал алкоголизмом, умер давно, когда отец был еще ребенком. По селу ходили слухи, будто бабушка отравила мужа-алкоголика крысиным ядом, подмешав отраву в самогон. Она умерла два года назад, прожив восемьдесят лет. Отец ездил в родное село проведывать мать, но никогда не оставался там на ночь: даже зимой, когда рано темнело, предпочитал идти до электрички лесом, но только не ночевать в отчем доме.
Подруга поведала, что отца преследует страх отравления. Он всегда сам заваривает себе чай, никогда не ест вне дома, требует, чтобы борщ варился в его присутствии, сам покупает продукты. На мысль об Arsenicum album меня натолкнуло необычное употребление водки - в одиночку, маленькими глотками. Когда я сказала подруге, что отцу надо дать гомеопатическое лекарство, она ответила, что это невозможно, поскольку он очень осторожен.
Я получила еще одно подтверждение в пользу Arsenicum album, узнав о чрезвычайной скупости этого человека. Подруга рассказала мне, что, сидя за столом, он может спросить у жены: "Вот, ты села ужинать. А на этот ужин заработала?!" Отец требует от матери, чтобы та оплачивала половину счета за квартиру. Скупость была свойственна ему еще в молодости: когда жена находилась в декретном отпуске, он ежедневно требовал от нее полного отчета о расходах, включая пятикопеечный проезд в городском транспорте.
С течением беседы мне все больше и больше хотелось дать ему гомеопатическое лекарство. В "арсеникальную" совокупность симптомов укладывалась также тревога о собственном здоровье, которая выражалась в регулярном посещении эндокринолога со сдачей анализов крови и мочи на сахар, поскольку однажды у него был обнаружен сахар крови, соответствовавший верхней границе нормы.
По моему совету подруга инсценировала приход гостей, оставив на столе недопитую бутылку водки, в которую было добавлено 12 крупинок Arsenicum album 200. Она пошла провожать гостей, а когда вернулась домой, обнаружила пустую бутылку из-под водки и крепко спящего отца. Наутро он встал, оделся и как ни в чем ни бывало пошел на работу. Запой кончился.
Я не берусь утверждать, что смогу полностью избавить отца моей подруги от хронического алкоголизма, а также от страха отравления и смерти, но то, что я узнала от нее спустя три месяца после нашей беседы, вселяет в меня оптимизм: за все это время отец, ни разу не притронулся к водке!