Головна ЛЕЧЕНИЕ Гомеопатическое лечение на фоне гормонотерапии
Гомеопатическое лечение на фоне гормонотерапии

Автор Финберг Е.Ф.

Прогнозирование осложнений гормонотерапии.
Особенности гомеопатической курации больного, получающего гормонотерапию.
Выбор изопатической и гомеопатической терапии.
«Стоит ли назначать гомеопатическое лечение больным, принимающим гормоны?». Этот вопрос достаточно часто задают нам и коллеги, и пациенты.
В среде опрошенных мною гомеопатов однозначного ответа на этот вопрос не было. Одни говорили однозначно «да», другие, столь же однозначно, - «нет», мотивируя это тем, что гормонотерапия изменяет реакции организма на многие препараты, и проследить эффект гомеопатических лекарств слишком сложно. Звучала и другая точка зрения, о том, что гомеотерапия снижает эффект действия аллопатических гормонов и, тем самым, ухудшает состояние больных. А так как гормонозависимые лица - это, как правило, тяжёлые больные, то риск ухудшения состояния и возможной декомпенсации достаточно велик и вряд ли оправдан.
Итак, стоит ли назначать ли гомеопатическое лечение больным, получающим аллопатические гормоны, а если назначать, то когда, кому и как?..
Решение о назначении гормонов, как правило, принимаем не мы, нам лишь приходится работать с последствиями. И практически всегда, когда есть хоть какая-то возможность отмены гормонов, мы рекомендуем это сделать.
Далеко не всегда уход от гормонсодержащих лекарств оказывается лёгким делом. Длительная гормональная терапия угнетает работу собственных эндокринных желёз. Требуется время для того, чтобы функционально ослабленные железы вернулись к прежнему уровню выработки гормонов. На каком-то этапе болезнь приобретает гормонозависимую форму не по тяжести состояния, а по принципу обратных связей: есть гормон, вводимый извне - нет необходимости в продукции собственного. Отмена чревата обострением гормонозависимых болезней. Продолжение гормонотерапии углубляет зависимость, со всеми её последствиями.
Осложнения и побочные действия при применении гормонов развиваются далеко не у всех, принимающих или принимавших гормоны. Мы достаточно часто на практике сталкиваемся с феноменом, когда пациент, длительно принимавший глюкокортикоиды, никак не изменяется внешне (нет, к примеру, проявлений синдрома Иценко-Кушинга), равно как и с теми, у кого этот синдром развился уже через 10-15 дней после начала гормонотерапии в, казалось бы, адекватных дозах. Или, например, со стойкой гипергликемией и НМЦ на фоне кратковременного курса глюкокортикоидов.
МОЖЕМ ЛИ МЫ ПРОГНОЗИРОВАТЬ ВЕРОЯТНОСТЬ РАЗВИТИЯ ПОБОЧНЫХ ЭФФЕКТОВ И ОСЛОЖНЕНИЙ ГОРМОНОТЕРАПИИ?
В некоторой степени можем.
«Группой риска», с наибольшей вероятностью развития осложнений на фоне гормонотерапии, следует считать лиц с изначальными дисгормональными стигмами:
• ярко-красный румянец на щеках;
• мелко-папулёзная «шершавость» кожи на плечах;
• изначально лунообразное лицо и избыточное жироотложение в нижней трети живота;
• укороченный мизинец;
• прореживание вплоть до полного исчезновения латеральной части брови;
• гиперпигментация кожи в области сосков, подмышечных и паховых областей,
• стрии на животе и бёдрах у мужчин или нерожавших женщин;
• к «группа риска» должны быть отнесены маскулиноподобные женщины и феминоподобные мужчины;
• наличие в семейном анамнезе зоба, сахарного диабета, тяжёлых форм ожирения, других эндокринопатий, тромбофлебита;
• женщины, в анамнезе у которых – нарушения менструального цикла, срывы беременности, бесплодие.
Что мы обязаны помнить, когда начинаем работу с такими пациентами?
Гормональные нарушения никогда не бывают изолированными. Слабость одного звена эндокринной системы по возможности корректируют другие звенья системы. Но если, несмотря на эту коррекцию, мы все же видим стигмы дисгормоноза, значит, вся система работает с перенапряжением. Для чего это необходимо знать? Компенсация одного звена системы может повлечь за собой декомпенсацию других звеньев. Это те случаи, когда на фоне гомеопатического лечения возникают обострения II и III типа. Описанные стигмы подобны ружью, которое в первом акте пьесы висит на стене, а выстреливает во втором, третьем акте, или совсем уже в финале.
На мой взгляд, пациенты этой самой «группы риска», то есть те, у кого еще до начала гормонотерапии имелись стигмы дисгормоноза, – это однозначно наши пациенты, на каком бы этапе аллопатического лечения они не находились в данный момент.
Исходя из опыта моих учителей, и собственной практики, я назначаю гомеопатическое лечение всем, кто обращается за помощью, вне зависимости от одновременного применения какого-либо другого метода терапии. Единственное, о чём всегда прошу своих пациентов, - не начинать одновременно несколько разных методов лечения. В таком случае разобраться в том, что улучшает, а что ухудшает состояние чрезвычайно сложно. В лечении гормонозависимых больных используется вся палитра гомеопатических лекарств. Однако, анализируя истории болезней, мы говорим о более или менее частом применении лекарств при той или иной патологии.
Очень велик соблазн использования гомеопатических препаратов, приготовленных из гормонов у больных, принимающих соответствующие гормоны. На сегодня в гомеопатии применяют Follicullinum, Satyrinum, Thyreoidinum, Insulin и многие другие.
Гомеопатические гормональные препараты не стали альтернативой аллопатической гормонотерапии.
В патогенезах гомеопатических Thyreoidinum, Satyrinum, Folliculinum описаны клинические проявления, как симптомов недостаточности соответствующих гормонов, так и симптомов их избыточности. В книге Агеевой описано, что в низких потенциях (3, 4Х) отмечено заместительное действие Thyreoidinum, в высоких потенциях (6-30СН) он может быть использован при тиреотоксикозе.
Применяя высокопотенцированный Thyreoidinum 1000CH в случаях декомпенсированного гипотиреоза, я неоднократно сталкивалась с феноменом увеличения зоба и усиления проявлений гипотиреоза. Я меняла ритм приёма, потенции, но этот феномен повторялся с обидным постоянством. Состояния декомпенсации, наблюдаемые в этих случаях, были длительными (более 2-3 месяцев) и достаточно тяжелыми.
У пациентов с декомпенсированным гипотиреозом я воздерживаюсь от применения и гомеопатического Thyreoidinum, и солей йода, предпочитая препараты, в патогенезе которых есть имеющиеся у данного пациента симптомы, но нет указаний на прямое воздействие на щитовидную железу. Этот феномен я не наблюдала при назначении указанных лекарств там, где, встречаясь с явной «гипотиреоидной конституцией», не получала ни лабораторных, ни ультразвуковых подтверждений зоба и гипотиреоза. Вероятно, в таких случаях это были пациенты из группы СКГТ (субклинического гипотиреоза).
Вводя в организм такие гомеопатические препараты, как Тyreoidinum, Iodum, и т. д. мы, безусловно, не компенсируем количественный дефицит этих веществ в организме. За счет чего же может развиваться гомеопатический эффект?
А) за счёт изменения чувствительности рецепторов мишеней;
Б) за счёт активации медиаторов или избирательной инактивации блокирующих гуморальных факторов;
В) за счёт воздействия на саму железу или систему её центральной регуляции (гипофиз - гипоталамус);
Г) за счёт включения всех перечисленных и ряда неучтённых или неизвестных нам механизмов.
Повторяю, с эффектом угнетения деятельности щитовидной железы при назначении гомеопатического Тиреоидина я неоднократно столкнулась при манифестном гипотиреозе, со сниженным содержанием Т3 и Т4, и повышением уровня ТТГ в крови (состояние декомпенсации). При назначении потенцирванного Thyreoidinum 1000CH на фоне приёма малых доз L-тироксина (50-100 мкг), лицам с нормальным уровнем ТТГ и клинически субкомпенсироварованным состоянием, эффективность лечения заметно возрастала. Увеличилась работоспособность, физическая активность, снижался вес, улучшалась толерантность к холоду.
Дважды пришлось наблюдать явление, когда на фоне адекватно подобранного L-тироксина, через 3-5 нед. после начала приёма гомеопатического Тhyreoidinum 1000CH, развилась клиническая картина гипертиреоза: тахикардия, возбуждение вплоть до фобий, бессонница. Со снижением дозы L-тироксина (в 1-м случае - с 50 до 25 мкг, во 2-м - с 75 до 25 мкг) эти явления проходили, и состояние компенсировалось. В обоих случаях, с мая по ноябрь-декабрь, L-тироксин был отменён совсем.
Каким представляется механизм этого феномена? Проблема гипотиреоза - не только (и не столько) количественный дефицит тиреоидина, но и нарушение его рецепции органами - мишенями. Возможно, гомеопатический Thyreoidinum улучшает периферическую рецепцию собственного тиреоидина. За счёт этого на первом этапе происходит повышение потребности в гормоне, которую истощённая железа и гипофиз не могут удовлетворить в данный момент. Это усугубляет проявления гипотиреоза и компенсаторное увеличение железы (не этим ли можно объяснить гомеопатические обострения?!). Повышенная потребность может быть компенсирована дозой экзогенного гормона, адекватной состоянию на данный момент. Но, по мере улучшения рецепции собственного гормона, уменьшается и потребность в экзогенном гормоне, необходимом для компенсации состояния. Назначаемый на фоне компенсированного экзогенным гормоном или субкомпенсированного гипотиреоза потенцированный Тиреоидин значительно улучшает самочувствие и показатели тиреоидного обмена. Это аналогично эффекту тренировки, активации и адаптации системы на более высоком уровне. Но система, пребывающая в состоянии декомпенсации, в ответ на тренировочную нагрузку даёт срыв. И наоборот, компенсированная система вполне доступна тренировке. При прогрессирующем улучшении состояния доза экзогенного гормона может быть уменьшена или отменена. Такой выход возможен при относительно сохранной функции и железы и центральной регуляции. Длительное применение экзогенных гормонов, дегенеративные изменения в железе, частичное удаление железы ведут к её угнетению и нарушению механизмов регуляции деятельности железы («нет резервов и неоткуда взять»). В этих случаях, вероятно, гомеопатический Тhyreoidinum не будет эффективен, и маловероятно, что вслед за ухудшением состояния наступит улучшение. Почему такой эффект наблюдали для Тhyreoidinum и не наблюдали, например для Graphites? Не исключаю, что в силу «одноканальной» рецепторной специфичности гормон-рецептор. Т.е., в случае изопатии мы используем только один «канал связи», который уже повреждён болезнью. В случаях применения того же Graphites могут включаться и другие, неспецифические каналы. Например, активация системы глюкокортикоидов через гипоталамус активирует систему тиролиберин-ТТГ-тироксин.
Опытный водитель знает, что езда по хорошей объездной дороге часто оказывается более быстрой  и безопасной, чем по избитой и изрытой прямой. Изопатические назначения активируют прямые пути воздействия на «поломку», но не помогают организму использовать «обходные пути».
Гомеопатический Cortex 200CH на фоне лечения кортикостероидами я назначала там, где чётко проявлялся синдром Иценко-Кушинга. Особого эффекта при синдроме Иценко-Кушинга, развившемся на фоне длительного лечения большими дозами глюкокортикоидами, от применения Cortex я не обнаружила. Возможно, что именно у этой группы больных канал Cortex оказывается самым «избитым», и именно здесь следовало бы искать «обходные пути». По результатам анализа историй болезни лиц из этой группы, эффективными оказывались Natrium arsenicosum, Graphites, Antimonium crudum, Calcium fluoricum, Cinnabaris, Kalium bichromicum, - лекарства, в патогенезах которых нет описания «кортексного» габитуса. Думаю, что синдром Иценко-Кушинга, развившийся на фоне приёма больших доз кортикостероидов, нельзя считать маркером для назначения гомеопатического Cortex.
Хорошие результаты при применении Cortex 200CH были у больных, имевших до лечения глюкокортикоидами «кортексные» стигмы. В этой группе потенцированный Cortex, назначенный на фоне лечения кортикостероидами, позволял уменьшить побочные эффекты кортикостероидов, снизить их дозу и ускорить отмену.
Не исключаю, что подобный феномен повторялся и в случаях наших неудач с применением других гомеопатических лекарств гормонального происхождения.
КАК ПОСТУПАТЬ С ГОРМОНАЛЬНЫМИ ПРЕПАРАТАМИ, КОТОРЫЕ ПАЦИЕНТ ПРИНИМАЛ ДО НАЧАЛА ГОМЕОПАТИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ?
На фоне гомеопатического лечения следует стремиться к постепенной отмене гормонов, адекватно состоянию больного. Не рекомендована одномоментная отмена гормонов и начало гомеопатического лечения.
1. Снижение доз гормонов щитовидной железы рекомендовано начать уменьшать летом, «подыгрывая» природе. Ультрафиолетовые лучи стимулируют работу щитовидной железы, и «тренировка» проходит легче. Сохраняется принцип постепенности, и тщательный контроль клинических и лабораторных показателей. На мой взгляд, оценка самочувствия пациентом весьма субъективна, и в большей степени зависима от изначальных жизненных установок. Важен контроль не только Т4 и Т3, но и ТТГ, характеризующего напряжённость работы гипофиза. Длительно сохраняющиеся высокие показатели ТТГ на фоне приёма Тироксина говорят о возможном истощении тиреотропной функции гипофиза, и развитии тиреоидной недостаточности.
2. Я никогда не отменяю назначенный ранее инсулин, рекомендуя лишь очень осторожно корректировать его дозу по мере улучшения состояния. Не могу вспомнить случай, когда бы мне удалось отменить инсулин. При общем улучшении состояния, уменьшении осложнений, уровень сахара и потребность в инсулине изменялись мало.
3. Женщинам детородного возраста, применяющим гормональные контрацептивы, я однозначно их отменяю, и без предварительной подготовки назначаю необходимые гомеопатические лекарства. В этом случае гормоны работают по принципу «фомки», взламывая самые потаённые «сейфы» организма. Достаточно резко я отменяю и женские гормоны, назначаемые в климактерии с заместительной целью. Я не видела при этом особо тяжёлых осложнений, а отмечавшиеся нарушения, как правило, неплохо корректировались гомеопатическими лекарствами. Проблемы, с которыми приходилось сталкиваться при отмене гормональных препаратов у женщин в климаксе: возобновление приливов, ухудшение настроения (вплоть до депрессии), снижение либидо. Считаю необходимым предупреждать пациентов о возможности подобных ухудшений. Кстати, гомеопатический Folliculinum у этой группы пациентов оказывается препаратом «первой пятерки».
4. Как показывает опыт, для пациентов, использующих к началу гомеопатического лечения гормонсодержащие мази, нежелательна одновременная отмена мази и назначение гомеопатических средств. Это провоцирует обострение кожных аллергозов. Частота развития гомеопатических обострений у лиц, получавших такие мази, значительно выше, чем у тех, кто их не использовал. Как правило, я рекомендую отменить мазь, что провоцирует усиление высыпаний, и только спустя 2-3 недели, когда элементы сыпи начнут угасать, начинать приём гомеопатических средств.
5. При гормонозависимой астме необходимо выяснить и чётко зафиксировать в истории болезни, сколько раз в сутки пациент использует гормонсодержащие ингаляторы, какое количество таблетированных глюкокортикоидов получает на момент первой встречи. На фоне изначальной дозы гормонов я назначаю гомеопатическое лечение, рекомендуя по самочувствию уменьшать количество ингаляций. Отмена таблетированного преднизолона, при общем улучшении состояния, происходит по схеме ¼ таблетки 1 раз в неделю, и, если обстоятельства позволяют, то через 2-4 недели, - по ¼ таблетки раз в три дня. Принцип «тише едешь, дальше будешь» работает в подобных случаях, как нигде. Иногда, к сожалению, приходится возвращаться на исходные позиции. Это очень травматично для больного, надежда на возможность отмены гормонов уменьшается. Обычно в начале лечения я предупреждаю пациента о возможности и такого варианта. Очень важно, чтобы пациент понимал ход лечения, был союзником врача. Случаи эти, как правило, трудные, но не бесперспективные.
Выводы.
1. Гомеопатическое лечение на фоне гормонотерапии необходимо проводить с учётом преморбидного фона и особенностей течения заболевания.
2. Специфические осложнения, развившиеся на фоне длительной гормонотерапии, не могут служить маркерами для назначения соответствующих гомеопатических лекарств гормонального происхождения.
3. Гомеопатические препараты, назначенные на фоне гормонотерапии, имеют безусловное преимущество в сравнении с изопатическими, снижая риск развития лекарственных обострений.
4. Отмена аллопатических гормонов на фоне гомеопатического лечения  требует подчинения  ряду правил, позволяющих избежать ухудшения состояния больного и обострения  гормонозависимого заболевания.